«Это стопроцентная ложь», — объясняет Анзур Исмаилов, почему ему не нравится тактика Катанца и 6 месяцев ему не платят …

Новости спорта

«Это стопроцентная ложь», - объясняет Анзур Исмаилов, почему ему не нравится тактика Катанца и 6 месяцев ему не платят ...

Анзур Исмаилов, много лет выступавший за сборную, а на данный момент являющийся капитаном «Пахтакора», по-прежнему находится в центре внимания болельщиков и экспертов благодаря своей надежной игре. Корреспондент Sports.uz встретился с опытным игроком. В ходе беседы Анзур открыто ответил на многие вопросы.

— Сейчас вы играете за «Пахтакора». Нас интересует одно: завершите ли вы карьеру в этом клубе или у вас есть другие планы по окончании сезона?
— Моя цель — финишировать на «Пахтакоре». Чукни — это Пахтакор. Здесь отличная команда, условия хорошие. Все думают о футболе. Думаю только «Пахтакор».

— Тогда сколько еще мы сможем вас видеть на поле. Ты тоже об этом думаешь?
— Я не знаю. Все может случиться. Может случиться травма. Заранее ничего сказать нельзя. Но я стараюсь помочь чем могу. Когда я чувствую себя бессильным, я поднимаю руку.

— Уважая другие команды, мы говорим, что «Пахтакор» в этом году сильнейший. Что это значит? Если объективно оценивать ситуацию, насколько низок уровень нашего чемпионата? Потому что с «Пахтакором» никто не может соперничать.
— Да, «Пахтакор» силен. Потому что клуб работает. Тренерский штаб постоянно занимается исследованиями и обучением. Наша база в Кибрае тоже хороша. Так что у нас есть все условия. Так что тоже будет рост. Я тоже все это вижу как член этого клуба, тренируюсь. Работаем каждый день. Мы не стоим на месте. Мы всегда работаем. Питер Уистра очень требователен. Все в клубе уважают друг друга и прислушиваются к указаниям тренеров.

— А как насчет уровня нашего чемпионата?
«Савия?» Он растет. Посмотрите на команды, они издеваются. Все показывают разный футбол.

— Как вы думаете, соперники боятся «Пахтакора»?
— Во всяком случае, к нашей команде есть уважение. Везде «Пахтакор» готовится вдвое больше. Все хотят выступить против нас.

— Вы много сыграли за сборную и произвели хорошее впечатление. Неужели вы раньше не приняли решение покинуть коллектив ?! Ты думаешь об этом?
«Мне сказали закончить, и я старше». Подрастающей молодежи нужно позволить, им тоже нужно показать себя. Потому что что мне делать, если я не поеду на следующий чемпионат мира? Молодым людям нужно дать шанс сыграть в них.

— Вы решили покинуть команду или вам кто-то посоветовал?
— Многие говорили, что я останусь. Но я чувствовал, что должен уйти. Есть те, кто говорит, выигрываете вы или проигрываете.

— Через некоторое время к вам кто-нибудь приходил и пытался передумать?
— Да, все, — говорили многие. И мои друзья, и товарищи по команде по клубу сказали мне вернуться. Говорят, команде нужен такой игрок, как ты. Но я не передумал. Пусть играет молодежь. У нас много талантливых ребят.

— Но мы не видим в сборной такого защитника, как вы. Вы тоже так себя чувствуете?
— Учиться надо, но не все сразу придет. Вы должны работать, вам нужно играть в мультиплеер. Такую школу нужно пройти.

— Кого вы видите вторым Анзуром Исмаиловым?
— У нас много хороших игроков, нам просто нужно работать. Есть Хусниддин Аликулов, хороший мальчик. Он должен снова работать, время придет. Я вижу себя в этом.

— Что нам может дать новый главный тренер Сречко Катанес?
— Я не знал, он наведет дисциплину. Поехали в Швецию, говорят, хорошо. В тренерском штабе он играет с пятью защитниками. Но я не могу представить, чтобы наша сборная играла с пятью защитниками.

«Причина?»
— Не люблю играть с тремя центральными защитниками. Что делают три игрока сзади? Я не понимаю. Двух игроков хватит. Мое отношение к такой тактике другое.

— Вы верите, что Катанес будет играть в таком же стиле?
— Это его тактика — он играет с пятью защитниками. Я хорошо его знаю и узнаю. Мы уже несколько раз играли против Ирака. Но они сказали, что тактика изменится.

— Когда работал Эктор Купер, многие критиковали его за оборонительный стиль. Фактически, он знал нашу главную проблему и начал с нее. Что ты об этом думаешь?
— Каждый тренер говорит с точки зрения футбола. Все играют по-разному. Итак, Купер сказал свое слово.

«Я имею в виду, он был прав?» Или вы с ним не согласны?
— Есть разные тактики. Все, что вам нужно сделать, это сыграть в обороне и выиграть 1: 0, и есть тренеры, которым нравится такой стиль. Он один из них. Для него, прежде всего, не было цели. Он согласен.

«Тебе не понравился его стиль?»
— Хороший тренер. Во всяком случае, он иностранец, потому что он Гектор Купер (смеется).

— Потом пришел Вадим Абрамов … Хочу узнать ваше честное мнение. Как вы отреагировали на такое безобразие?
«Тебе жаль мальчиков». Они так много работали, играли в жару. Давление тоже было большим. Я знаю это, это прошло мимо меня. Так грустно. Игроки очень хотели победить. Тогда у них не было и дня. Бывают моменты, когда вы просыпаетесь утром, и все происходит так же. Например, следующий день может быть другим.

— Считаете ли вы ошибкой назначение Вадима Карленовича главным тренером?
«Я не могу этого сказать». Я не хочу говорить об этом. Хотя у каждого тренера свой подход к футболу и тактике.

— У меня есть еще один вопрос, но у меня нет ответа. Может быть, да. То есть ходили разные слухи после того, как наша команда во главе с Купером проиграла Палестине. Среди болельщиков распространились слухи, что тренер был намеренно потерян, чтобы избавиться от него. Вы были на той встрече. Честно говоря, что случилось?
— Нет, такого вообще не было. Я сам играл в эту игру. День был жарким, мы играли в мяч на искусственном поле. На таком поле еще надо научиться играть. Там все равно сложно играть, даже если это лучшее из искусственного поля. Еще можно поиграть в Красовке. Во всяком случае, мы к этому не привыкли. Значит, такой игры не было. 100 процентов вся ложь. Нельзя сказать, что тренера уволили специально. Только тогда у нас не было дня. Если бы мы забили, то могли бы забить еще на 3-4.

— За свою карьеру вы сыграли во многих играх. Какой из них вам все еще нравится, когда вы вспоминаете?
— Было много игр. Мне нравится игра, которую мы сыграли против Саудовской Аравии в Австралии. Нам также понравилась наша победа над Катаром со счетом 1: 0. Так что у нас много таких игр. Не забудут, что «Пахтакор» провел грязевой бой с «Бунёдкором».

— Теперь вопрос, противоположный поставленному выше: какая игра для вас самая болезненная?
— Мы не дошли до чемпионата мира! Мы могли обыграть соперника со счетом 1: 0, кто бы ни бил, мы могли забить гол. У нас еще не было такой возможности.

— До этого мы были очень близки к чемпионату мира, но чего-то не хватало. Почему?
«Я действительно не знаю». Однако мы хорошо готовимся, все делаем. В любом случае будут такие неудачные дни. Во всяком случае, такие, как Южная Корея, сильны. Мы не такие. Все ждут от нас, что если мы сыграем вничью, Узбекистан почувствует себя победителем. Корейский чемпионат тоже силен. Их первая лига тоже хороша.

— Как известно, уровень нашей Суперлиги …
— Да, все равно ниже. У нас тоже есть хорошие клубы. Было бы хорошо, если бы на наш чемпионат привезли пару легионеров хорошего уровня.

— После провала нашей сборной, в какой системе нашего футбола возникла проблема?
— Это работа нынешнего тренера. Он всех видит. Я также вижу некоторых молодых людей. Он известен как талантливый. Я отложил это для себя. Наверное, тренер все это видел.

— Наш футбол вернулся?
— Мы ожидаем шаг вперед, верно. Выходят замечательные молодые люди. Среди 22-23-летних много талантливых людей.

— Судя по тому, что вы сказали, тренерский потенциал у вас больше. Хочешь быть тренером, когда закончишь футбол?
«Честно говоря, я не знал». Но не думаю, что я главный тренер. Читать непросто.

— Что вас интересует после выпуска?
— Молодым нравится, футбольная школа. Мы стараемся оставаться в футболе. В конце концов, я с детства любил футбол и не могу с этим справиться. Позже намерен открыть для молодежи хорошую футбольную школу.

— Кто из тренеров оставил для вас большой след в карьере?
— Я работал со многими. Когда я говорю кому-то конкретно, другие расстраиваются (смеется). Есть много хороших тренеров, у каждого свое мировоззрение. Независимо от того, с кем вы работаете, вы стараетесь извлечь из них максимум пользы. У каждого тренера свои сильные стороны.

— Как защитник вы играли против многих нападающих. Кто был нападающим, который представлял для вас наибольшую угрозу?
— Я помню Ясира Аль-Кахтани. Он играл за Саудовскую Аравию и Аль-Хилаль. В то время я был маленьким мальчиком в Пахтакоре. Меня пустили в игру, когда наш ведущий игрок был травмирован, и я защищал Кахтани. Я был молод, а он был знаменит. Потом, когда стал старше, набирался опыта. В футболе надо «готовить». Сегодняшнюю молодежь тоже нужно «приготовить».

— Но я не вижу в нашем чемпионате нападающего, который представляет для вас серьезную угрозу. Это моё личное мнение. Как вы к этому относитесь?
— Каждый игрок индивидуален. В Суперлиге мало нападающих.

— Это облегчает вам работу в защите?
— Конечно. Опасно, если нападающий обманывает двух защитников в одной и той же ситуации. Таких игроков почти нет.

— В «Пахтакоре» вам пришлось нелегко, и Хуйстра поблагодарила вас. Другие клубы будут немедленно уведомлены, если возникнут финансовые проблемы. Однако в «Пахтакоре» такая ситуация не ощущалась. Как долго ты без зарплаты?
«Шесть месяцев.» Мы пытались решить некоторые проблемы, переведя некоторых наших игроков. Выплачивалась ежемесячная заработная плата. Все были терпеливы и ждали. Может повлиять на настроение. Шесть месяцев — это долгий срок, не месяц или два.

— В вашей карьере был такой большой разрыв в оплате труда?
— Это было месяца два-три. Во всяком случае, у нас бывают такие перебои. Но сейчас на «Пахтакоре» все стабильно.

— Катанес хорошего мнения о «Пахтакоре», он не скрывал, что едет на сборы и наберет больше игроков из этого клуба.
— Как вы говорите, тренер приезжает на наши игры и тренировки. Он видит, с чего мы начинаем. Никакой клуб не занимается нашими тренировками. У нас есть отдельная программа. У тренеров все хорошо, потрясающе. Очень требовательно.

«Вы говорили с Катанесом?»
«Привет.» Он говорит, что игроков из «Пахтакора» будет больше. Потому что тренер видит, как мы работаем. Если не ошибаюсь, он приходил трижды.

— Что изменилось в «Пахтакоре» после Арвеладзе?
«Я же сказал вам, Уистра очень требовательна». Арвеладзе смотрел уроки, преподавал, а при необходимости останавливался (смеется). Уистра не такой. Занимайтесь до конца. К тому же футбол этого тренера агрессивен.

— А пока не могли бы вы покинуть клуб?
«Почему нет?» В «Пахтакоре» все на своих местах. Правильно, были предложения. Я не хотел ехать на чемпионаты вроде Малайзии. Мне дорог «Пахтакор», об уходе не думаю.

Шухратбек Джораев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *